master_k_oksana

Categories:

О войне и памяти - запись 42.

            Смотрю передачу Навального за 08.07.2020 «Арест Фургала, дело Ивана Сафронова, Путин против радуги». Вспомнилось из кошмаров разное, но сейчас не об этом. Мне очень обидно от вранья мужика на 58 минуте о причинах, по которым сражались солдаты в 1942-1945 годах.

       Пускай и из кошмаров, но это было невыносимо реально. Что-то из этого, мне кажется, я уже писала..но вряд ли кто читал и помнит.

          Я помню как смотрела на крепость в облаках отравляющего газа. Выглядело довольно безобидно — как туман. Было очень непривычно и странно осознавать, что чем-то типа тумана можно убить. О том, как при этом умирают — сообщили лишь старшему офицеру у немцев. Что-то подозревал кто-то званием помладше. Солдаты даже чуть посмеивались, думая, что это будет просто, типа враги просто попадают замертво или выбегут трусливо с криками о пощаде, опозоренные. Если бы не серьезность начальства-офицера, то вообще вряд ли бы поверили, что всё это всерьёз и страшновато, что раз начальство обладает таким оружием, которым может воспользоваться любой, то могут и от солдат потом избавиться.

          Но время шло. В крепости продолжали отстреливаться, отбиваться. Немцы нервничали, боялись, но радовались, что они всё же ещё нужны, без них не справиться и с новым оружием что-то не так. Меня мучительно швыряло, разрывало на две части от силы этих эмоций. Сколько длилось — не помню.

          Потом меня потянуло как веревкой в крепость. В «туман». Я испугалась и замерла. Всё замерло. Был вопрос — чего хотят или каково их главное желание? Общее должно было быть. Не могли договориться. Потом что-то согласовалось и я оказалась в чьём-то мужском теле, выходящем из крепости. С нас сползали куски плоти. У товарища я видела проступившие в дырах кости. Но надо было идти. Желание было — не умереть, как коровы на бойне, в бессилии и окружении. Они хотели отомстить и хоть кого-то из врагов убить, уничтожить. Но моему носителю это не помогало. Он падал. Но очень хотел поддержать товарищей, хоть чем-то помочь им. А я не хотела умирать так. Я не хотела убивать. Но солдат не понимал — как это можно не убить врага. Мы не могли договориться и тратили драгоценные силы, энергию, время жизни. Потом нам вспомнился закат или рассвет. Что-то о простом, домашнем. И мы обои захотели ещё хоть раз взглянуть на что-то хорошее, без камней, на траву, на небо без дыма, там где нет мертвых друзей. И мы пошли.

          Я помню, как парни в окружении, в лесу, в болотах каких-то, собрались вокруг дерева с иконой (голова священника была на уровне моей груди или пояса вроде). И согласились молиться. Для меня молитвы — лишь нытьё и головная боль, т.к. всегда лишь ноете, требуете, ненавидите, оскорбляете. Вы молитесь много кому. Но в некоторых случаях почему-то молитвы слышу я и они доходят, попадают на решение ко мне. Хотя меня мной раньше никто не считал, не воспринимал, не верил. Наверное, из-за тел, в которые меня вселяли из-за моей личной слабости и того, что вы хотели прибытия не меня, а других, но они почему-то притаскивали меня с собой.

      Они бубнили, завывали че-то непонятное. Я из других языков почти ничего не знаю. Ну или если в чужом теле, то, наверно, носитель/носительница может перевести, но почти никогда себя этим не утруждали или врали.

         Звали мать Иисуса; звали вроде Бога, но как мужика; звали ещё кого-то. Я не могла помочь никак, т.к. для меня «дороги», энергии прохода к ним не было, т.к. звали совсем не меня. Было невыносимо страшно. Слева от меня была черноволосая женщина. Я думала, что это мать Иисуса, раз её звали, иначе зачем приходить?..Просила её помочь. Она вроде согласилась, но что-то её не пустило к солдатам. Потом вроде был светловолосый мужик. Он решился появится среди пуль, подвергнуть себя опасности, но когда приблизился к краю прохода, испугался и убежал. Что было делать? Солдаты и священник в отчаянии, обречённо просят о помощи, не веря уже ни во что. Лишь жалели священника, что его божество ему не помогло, что вера изломана. Сзади меня истерят, что если сунутся сквозь проход, маленький (икона маленькая), то и энергии с собой почти не возьмёшь (типа не пролезет, может разломать вообще портал, проход), истерят, что лишаться бессмертия, хоть раньше и говорили, что им надоело, тоскливо и прочее, типа хотели умереть. Меня от чужих эмоций плющило, было плохо и больно, страшно Т_Т Хоть существа и врали обратное. В итоге, не знаю уж как священник додумался, но позвал трижды просто маму. Без конкретики, без имени. В таком случае я могу прийти — ведь позвал любую маму, а не свою или ещё какую знакомую. Но светловолосый мужик вцепился в меня, обманывая всех, что помогает мне, а на самом деле делал мне хуже и отбирал и так малую энергию. Энергии солдат и священника кое-как хватало для прохода, но их энергия была крайне разной (их желания были сильными, но разными), а значит меня бы частями в разные места закинуло бы, или прихватило демона какого-нибудь по пути, или ещё чего. Надо было вдобавок взять немного, чтобы не убить, не «обесточить» просящих, надо было оставить каждому, чтоб хватило на выбраться с боем из окружения и прожить ещё. В общем, п-ц. Я бы такое не рассчитала. Да и энергии мало потребляю лично, а тут надо было взять для исполнения много для исполнения просьбы. Я была уверена всегда, что я не рассчитана на такое количество энергии и меня и впрямь убило бы. Но помог какой-то парень. На миг отвлёк светловолосого и толкнул к проходу, хоть я и тряслась от ужаса, не зная, что и как делать, что меня пристрелят там, что не смогу вернуться (энергии не будет). Хватило, чтоб руку сквозь икону просунуть. Кто-то поделился способностью проходить сквозь предметы. Солдаты просящие плотным кольцом стояли же вокруг, чумазые и однотипно выглядящие (и у меня зрение плохое), так что далеко отходить от прохода не стоило, и не в болота же было лезть. Поэтому вылезти из иконы, к тому же женщины, чтоб хоть не как мужика меня звали потом (люди сами не хотели раньше ниче решать и делать, сплошной эгоцентризм и претензии) — мне показалось логичным.

           Попыталась одолжить у кого-то немного способности, чтоб увидеть местоположение сверху. Иначе куда окруженным выбираться. Думала, что птицу прошу. Раньше я таким ориентированием не занималась. Да и как сверху, по кронам деревьев определить — кто где и как выбираться? Пришлось тащить кого-то ниже, под кроны. Кажется, его подстрели и пытались в плен взять. Немцы?..В итоге, т.к. голову просунуть сквозь икону не могла, а как ещё объяснить? Руку повернула влево и ткнула примерное направление, как смогла понять — где хоть немного просвет.

             Ещё меня как-то занесло в Ленинград. Женщина в темноте, что-то размешивала. Я не могла понять, что происходит. Это был Голод. Она была в сильнейшем шоке. Её хватало лишь на монотонные движения, иногда застывая, как статуя. Но тогда ужас возвращался, и Голод. Я не поняла, кто-то убил младенца. Её или другого. Соседка? Чтоб накормить мужа? На куски разрубили ребёнка. Эта женщина была тоже неимоверно голодна и отобрала тазик с кусками. Была счастлива, в эйфории. Но увидела что-то знакомое. Родинку?..Родимое пятно?..Башмачок нашла в крови где-то в комнатах?..Это было почти в беспамятстве. Миром, смыслом тогда был лишь Голод. Женщина знала, что и трупы едят, и убивают, чтоб съесть. Очень хотела выжить. Но винила себя, что ребёнка не спасла. И что-то мешало, как другие съесть куски мяса. Ребёнок же мёртв. А ей нужна была еда. Её эмоции, желание выжить перевешивало мои и лишало меня сознания, подчиняя ей. Всё, что могла я — отвлечь, мешая в тазике эти куски. Мне не знакомо было такое сильное чувство Голода. У меня не было проблем с едой, лишь единичные задержки с ужином. Поэтому я совсем не знала, что делать, да ещё в такой чудовищной ситуации и выборе. Я хотела помочь женщине, но не знала, что можно было сделать. Отойти от тазика было нельзя- её становилось хуже и она обезумевала. А это было самым ужасным для меня. Её тело быстро устало стоять, нужны были силы. Нужна была еда. Уговорить её лечь, поспать не получалось — она панически боялась не проснуться, меня чуть не снесло её ужасом и паникой. И Голод словно командовал ей. Она его почти оживила, лишь бы не думать, не осознавать, что совсем одна, что ребенок умер. Всё, что осталось — лишь куски и она не могла с ними расстаться, боясь полного одиночества. И голод ей нашёптывал, что можно съесть и ребёнок будто окажется в ней, типа спрячется, и она будет не одна. Но сказалось сильное советское обучение — она знала то ли биологию, то ли чего. И точно знала, что ребенок живёт и рождается по другому, и что органы разные в этих случаях. Я даже тогда смогла подумать, что знать такое важно. И потом, другим людям пыталась впихнуть в их головы осознание, что такое надо изучать в школе хотя бы. Это важно. Но сама оказалась совсем невосприимчива ни к биологии, ни к ботанике :/ И многое изучаемое, мне казалось, что люди выучили враньё и что многое совсем не так. Кто-то поспособствовал, конечно.

        Потом, словно лампочка засветилась. Пришла девочка какая-то. Она с кем-то ещё записывали, кое и где ещё жив. Женщина так обрадовалась, что не одна, что её замкнуло на девочке, и была согласна со всем, что та говорит. Кажется, признав себя детоубийцей в беспамятстве ( не уберегла же, не защитила?..).

            Помню женщина шла куда-то, за водой? Сын притащил ей прекрасное пальто. Он так её поддерживал и любил, что она не смела и думать умирать. Но тут на неё кто-то напал. В реальности или существо — я не поняла, и пригрозили жестоко убить сына, если она не умрёт. Она испугалась за него, что он будет её искать и тратить оставшиеся силы, что будет плохо одному. Она очень сильно не хотела его бросать, но её обманули, как-то убедив, что могут убить любого и её сына. Она лишь попросила выполнить её последнее желание и найти сыну хорошую девушку. Согласились.

        Сын всегда волновался за мать и втайне старался ходить следом за ней, чтобы присмотреть. В этот раз что-то его заставило остаться дома. Слишком плохо стало. Он бодрился перед матерью, но был ужасно слаб физически. И злился и завидовал на себя за это. Что его тело немного, но слабее его духа. И хотел себе тело такое, как его дух.

            Я волновалась, боялась за женщину и пыталась найти её сына, чтобы сообщить, что мать в беде. Не знала, как его найти, как узнать его внешность, имя, как объяснить. Я думала, что призраком была. Но оказалась около него внезапно. Он звал ради желания. У него оказалось два, неимоверной силы желания. Одно из них - что-то о том, чтобы иметь тело сильное, как его дух. Или что-то такое. У мужчин какое-то своё представление о таком желании, смысле, причинах и значении. Но мне повезло, оказалось, что это желание не ко мне и мне не надо разбираться с ним. Там был ещё мужчина какой-то, будто в коконе из чёрного дыма, довольно плотного. И вообще темно было. Да и парень вроде жёг что-то. На улице осень или зима. Зима вроде. Вот горело что-то с дымом в квартире. Короче, устроили не пойми что. Тёмный подумал, что мешает своим мраком мне работу делать и благородно подвинулся, притянув его к себе поближе. Но когда я немного успокоилась от происходящего, то оказалось, что его мрак мне не мешал. А вот парень даже кашлял, дергался, вообще нервный тип, и мешал мне пытаться ощутить его эмоции, понять, чего он хотел, зачем звал. Но парень оказался умнее почти всех людей и догадался словами пытаться мне объяснить, не как идиот и другие требующие дать им то, что они сами не знают, что хотят и как, и вообще эгоцентрики полоумные.

            Оказалось, что он умнее меня и образован лучше. Я и половины слов не поняла. Да и работа такая была мне в диковинку. Тогда стали пытаться эмоциями мне объяснить, дать почувствовать. Но чужие эмоции лишь причиняют мне боль, мучительны для меня. Так что эффекта было ещё меньше, чем от слов. Другие способы тоже оказались малоэффективны. Но в итоге выбрал 2-3 способа, которые счёл эффективными по воздействию на меня и других. 

          Потом побежали искать его маму на улице. Оказалось, что её пальто с неё сняли, украли с умирающего тела. Парень избил вора, и мы оказались недалеко от неё. Парень попытался её спасти. Они стали морально бороться - кто кого спасёт. Меня позвал кто-то ещё, и душа женщины уцепилась со мной. Парень лёг рядом умирать. Я остановилась в ступоре - не бросать же его так. Но он парень и тяжелее меня. А я ж ещё вроде как призрак. Чем его поднимать было?..На парня кинулась толпа, чтобы снять с него всё и может быть съесть. Раздели, но кажется, он чем-то себя обработал, и кусавшие его канибаллы отравились, попадав замертво.

          Он пытался умереть, но что-то случилось с его телом. Тёмный решил поделиться с ним чем-то. Силой?..Так и лежали. Я начинала злиться. Мне работать надо. Все зовут и требуют, дергая меня, как за ошейник на цепи рабский. А эти двое разлеглись рядом с телом бедной женщины. И трупы вокруг. Хоронить? Это ям десять копать надо. Да не посреди улицы же, в тротуаре. Тащить куда? Куда? Как? Я ж призрак? Чё делать-то? Т_Т

          Тут парень встал и ушёл. Накрыв мать её пальто. 

          Потом мимо шла девушка, подошла помочь лежавшей. Я разрешила ей взять пальто. И пошла к себе. Пересеклась с парнем - он просто остолбенел, что кто-то смог забрать пальто - он же новой силой зачаровал, чтоб не взяли. Решил, что девушка маг или типа того. Попытался её "магически стукнуть". Она оказалась Огнём, вспыхивающим осознанно лишь ради него. Парень немного разочаровался в новых способностях.

           Убежал. Потом девушка встретила знакомую (учительницу или типа того, у них было что-то общее), уговорила её помочь забрать тело женщины и похоронить или хоть спрятать пока. Нашли тело. Потащили. Им вызвался мужик помочь. В подъезде попытался ножом пырнуть, чтоб убить их и съесть потом. Девушку спасло новое пальто, а её знакомую - мне казалось, что я вселилась в труп и смогла руку приподнять, схватив кого-то за руку. Мужик отстал. 

           В квартире был разговор, эмоции. Девушка попросила. пожелала влюбиться перед смертью или перед тем, как умереть. Я уж подзабыла. Он была эмоциональна и тяжела, утомительна, чужда для меня. Хот и мила и красивая. Хотя на мой личный эстетический вкус - вторая женщина, с темными волосами была приятнее и интереснее. Девушка яркая слишком. Вроде светловолосая, но из-за эмоции и энергий упорно воспринималась мне рыжей.

            Притянуло меня к художнику. Он хотел создать что-то на память о городе. И использовав его энергию, я смогла увидеть город сверху. Хотя мне это мало помогло - в городе я не ориентировалась, я ж не местная была. Он картину потом "Богородица над Ленинградом" обозвал или типа того. Я подумала, что это не обо мне. Я уж привыкла, что чаще всего вместо мамы Иисуса приходила. Думала, что с ней меня попутали. Хотя, может, вместе с ней или в её теле меня приносило. А меня не хотели видеть и не видели( Поэтому картину я не стала признавать. Надоело, что со всеми путают и не считают меня личностью. Обидно.А мне лично картин никто ж не рисовал. Было обидно даже такой лишиться. Но память всё же.

        

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.