master_k_oksana

Categories:

О террористах, о тех, кто их ищет, и я снова неудачница — запись 78.

             Я собиралась сегодня написать о сегодняшнем кошмаре. Но посмотрела новости по телевизору и вспомнила другой кошмар, где более обидчивые идиоты. Поэтому, о них в первую очередь.

              Посмотрела я сейчас репортаж про различные мафии в Италии. В кошмарах я что-то про них видела, но пока не помню что.

               Зато вспомнился давний кошмар про террористов.

               В общем, началось всё с того, что в одном из кошмаров заговорили о Боге. И люди спросили о его существовании, наличии. На что им женщина, на тот момент моя компаньонка в кошмарах, ответила, что Бог в данный момент присутствует в.. сне? Не помню — уже к тому моменту говорили, что всё происходит в моей голове или после это придумали. Типа в голове есть помещение с видеоэкранами и симуляторами, что-то такое. И некоторые существа почему-то попадают в голову, в это помещение. Сегодня я думаю, что головой называли что-то ещё. Точнее, было название чего-то, что мне переводили, я понимала, как слово «голова».

                  Так вот, люди в толпе замерли и спросили «Кто Бог?» или попросили показать — не помню, да и мне без разницы. Я тоже оживилась — было любопытно. Но внезапно будто свалилась откуда-то и оказалась сидящей на корточках или ещё как-то перед ними. Посмотрела вправо на стоящую лицом к толпе Полю (вроде её так называла тогда). Мужчина впереди спросил — толи где Бог, толи «Это Бог?».

                  Поля сказала, что да, давно я отдала ей память (там было так много плохого, что невозможно было жить с этим и не было сил изменить что-то). Что после этого, я свалила куда-то. Вот такой Бог — нелепая женщина, растрепанная, в джинсах и свитере (со стороны на мгновение показали — то свитер, то футболка? не люблю мёрзнуть).

               Я замерла. Спросила — как я могу быть Богом, если ничё необычного не ощущаю и вообще. Поля сказала, что в её системы данных есть я? (счас думаю, что была ненадолго в теле парня или Поля про парня говорила, что только он в её системе данных. Как обычно — все о своём личном).

                  В общем, все стали истерить и орать, бить меня — что как я могла всех бросить, ведь так много плохого было и продолжает происходить. Кто-то заявил, что лучше никакого Бога, чем такой стрёмный, как я. Кто-то заявил, что женщина Богом быть не может и всё враньё ему говорили, показывали в «голове». Некоторые просто развернулись и ушли. 

                Меня били, орали на меня и требовали что-то делать по их хотелкам.

                    Потом заявили, что перевоспитают, что заставят делать, как надо, работать, как надо и ещё что-то. Мне было больно и плохо. Из обычного, хоть и немного психа, вдруг стать Богом. При этом меня избивали, орали, требовали, и были сильнее, могли больше, чем когда-либо мне удавалось или смогла бы я. Я не могла осознать и принять такой сюрреализм. Я была избита, измучена, уставшая и не знала, что делать. Мне-то тоже рассказывали по жизни о Боге и вообще, что есть вероятность чьей-то помощи, надежды на это и типа того. А тут вдруг — никого нет, а я сама должна почему-то всем всё. Хотя я их не знала никого, придумывала прозвища, чтоб хоть немного различать. Да ещё, воспитанная в патриархате — а тут Бог-женщина. И впрямь — нонсенс, не могла принять это и думала, что это ошибка какая-то, меня перепутали или ещё что. Но тогда сомнений в знаниях Поли (и её близнеца или двойника) не было, поэтому где могла закрасться ошибка и что не так в их вроде бы логичных доводах — я не могла понять. Да и мозги тогда почти не работали.

               Потом меня стали таскать по разным местам, существам. Требовали решать, делать что-то. При этом лишь так и то, что они разрешат и скажут. При этом могли в любой момент изменить мнение, желания и швыряли меня, били, обвиняли во всём.

                   В один из кошмаров притащили к террористам, что я якобы должна с ними договориться, исправить их и что-то еще. Я тогда была сильно избита. И отводя меня в сторонку, мне добавляли тумаков, синяков, ушибов, ран. Даже порезали несколько раз.

                   Ну и главный у террористов заявил, что я должна пройти испытание, чтоб он согласился побеседовать со мной. Испытание — это мне завяжут глаза, а что дальше — не скажут. Заявили, что я должна искупить их боль и вину перед ними. Ведь им было плохо, а виноватой выбрали меня. Завязали мне глаза. Потом сказали идти прямо. Я пошла и свалилась со второго этажа (был металлический пол и в этом месте — типа проёма в стене, типа выступа над первым этажом). Упала на штырь высотой до 2м, проткнувший меня. На мгновение что-то изменилось — услышала разговор, что ненадолго я умерла от шока, но тело восстановили. Поэтому, чтоб не убить снова, надо медленно меня на кол этот нанизывать. Я так и висела, было неудобно в таком положении — не доставала до пола и не ощущать ни стен, ни опоры. Только в животе будто онемение. Террористы стали возмущаться, что тихо и моё бесчувствие их не устроит. В голове не было никаких вариантов, кроме того, что я обязана их ублажить, выполнить все хотелки, калечить себя и ощущать всю боль от всех пыток. что они захотят со мной провести. Что я якобы заслужила, ведь им было плохо, особенно когда-то, но виновата же я, ведь меня назвали Богом. И тогда мне дали ощущать то, что мои внутренности проткнули насквозь и кол вышёл из спины, что больно. Если я шевельнусь неправильно — мне ещё и сломает позвоночник, и меня парализует, я стану инвалидом. Меня это сильно испугало. В общем радовались террористы и рабовладельцы, которые меня туда притащили, радовались, но надоело. Решили ещё как-то развлечься. Решили меня изнасиловать. Но тогда при неудачном движении могли меня убить и я бы умерла наверняка, т.к. в 1 раз вкололи стимулятор или адреналин, чтоб сердце запустить, но доза была одна, или слишком сильный препарат и 2 доза меня бы не откачала.

                 Вызвался один из сопровождающих. Что он так искусен, что сможет совместить обе пытки, не дав мне умереть и при этом морально-психологически доводя до безумия, что ещё и сломает мне особенно болезненным способом позвоночник и еще что-то говорил. И впрямь — внушали удовольствие от изнасилования и при этом меня рвало, и было жутко и больно от всего. Было страшно, унизительно и сознание не справлялось с шоком от происходящего. При этом мне внушалась вина ещё и в этом, и что я недостаточно их удовлетворила, пока насиловали, и что я должна ублажать их лучше и вообще помню их радость, удовольствие от моего состояния, что у них такая власть надо мной — делать абсолютно всё и ещё и насаждать, внушать любые эмоции, мысли.

_______________________________________________

                     Я не помню потом или перед этим — мне рассказывали истории, как этой группе террористов невыносимо пришлось в жизни, что им пришлось действовать так. И что якобы у меня долг перед их главарём за всё. Он решил, что я должна ещё и вспомнить всё. Чтоб вспомнить заодно и их, осознать, как оказывается, они что-то старались делать, а я не оценила, как им хотелось и прочее. Что в главаре ангел, в остальных не помню. Но им из-за якобы моего невнимания пришлось, они выбрали уйти к людям. Исправлять их, чтоб доказать Богу что-то опять. Но не вышло. Люди оказались неисправимо ужасны, до Бога дозваться или понять ответ не получалось. Потом им сообщили, что Бог их бросил. Хотя получается, что уйдя, были брошены все, а не только эта группа эгоцентричные мразей и дибилов.

               Кто-то заявил, что только у главаря террористов есть право просить, пожелать, чтоб я всё вспомнила, за его страдания (это одна из самых тупых, отвратительных, чудовищных оплат и идей оплаты, цены, что я слышала, как человек). И видела это со стороны, будто несколько мужчин и женщина на сцене стоят и произносят такие чудовищные, преступные слова. 

              А потом я оказалась лежащей на этой сцене, меня корчили чудовищные боли, в сознании мелькали ужасные картинки с разной скоростью, что чаще всего я не успевала ни осознать, ни понять, ни запомнить. Это заметили и решили, что надо медленнее. И пытка была замедлена.

______________________________________________

                 В кошмарах были и люди из ФСБ и из ФБР вроде. Они до заявления меня Богом хотели выявить преступников. Особенно — террористов. А эта группировка считалась самой безумной и опасной. В кошмаре я , будучи в теле Поли, называла ФБР (или ФСБ — я их редко различала) координаты. Но преступников там не находили. Через 3 попытки догадались спросить. Оказалось, что террористы тоже присутствуют в «голове», слышат и знают, что названы их координаты и, отключившись, успевали сообщить своим и скрыться.

                В итоге ФБР (ФСБ) пришлось снова самим искать преступников. 

               После описанной выше проверки, глава отдела (отряда — не помню, как правильно называется) напросился сходить со мной и рабовладельцами к этим террористам. Что он будет молчать и только посмотрит. Что привезут нас туда связанными, чтоб мы не узнали, куда, как, на чём нас транспортируют и т.д. В общем, сумбурно. Вроде эти террористы в итоге в какой-то клан влились или разошлись с ними на этапе переговоров об этом.

                 Вроде базу террористов в итоге нашли. Но оказалось, что глава отряда террористов и глава отряда ФСБ (ФБР) — пара. Т.е. предназначены друг другу судьбой, что они — две половинки и прочее. Что они те, кого они всю жизнь искали, а такая безумная гонка и чутьё друг на друга было — потому что они пара по судьбе, вот и чуяли, дотошно так друг о друге всё знали и искали любую информацию. 

                Что в итоге с ними стало ни знать не хочу, ни понимать, ни в галлюцинациях, кошмарах видеть не хочу. А в реале я их вряд ли узнала бы, т.к. в кошмаре только мельком тела видела.

                  Я пыталась проклинать. Но в кошмарах Проклятьем называли девочку, у которой были сломаны конечности, неправильно срослись, и движения причиняли ей жуткую боль, хоть она и научилась передвигаться очень быстро. Она не умела общаться, росла в темноте, среди странных существ, и ей надо было кормить маленького брата. Она тянулась к людям. Но гримасы боли на её лице и неумение говорить, как человек, пугали людей до смерти. Она думала типа зверька, думала, что люди так общаются и пыталась повторять. Крики получались жуткими, она радовалась, что эти интересные существа (люди) ей отвечают (кричат). Но люди часто умирали от ужаса и ещё чего-то. Она расстраивалась, сердилась и била людей (типа пытаясь разбудить, но не знала как). В общем, ребёнок, за которым никто не следил, я не уверена, как она чистила тело и вообще. Единственное — волосы были такими тяжёлыми, плотными и от жира казались иногда блестящими. В общем — вроде похожих в «звонке» и ещё где-то показывали.

                  Поэтому, проклянув — т.е. позвав или попросив сделать что-то, отправлять, хоть и жутко выглядящего ребёнка с такой судьбой, к толпе мужиков-безумцев..Я не могла и не могу. Поэтому я пока не придумала, как этих преступников проклясть или как наказать, ибо их жизнь и так чудовищна и вообще дерьмо. Да и наказывать — чтоб поняли, что плохого сделали и чтоб больше не хотели так жить, так поступать (не знаю, как точнее сказать) — так они знают, что преступники. Знают, что многие их ненавидят. Из тех немногих, кого ещё они не убили мучительно. Знают, что многие их бы убили. А из наказаний вообще, за годы кошмаров, я смогла придумать только порку ремнём. До 20 ударов вроде. По жопе. А сделать типа того, что делают и делали они — это пытки, а не наказание. Поэтому я в растерянности и ступоре. И я ничего не могу против одного-то мужика. А тут — толпа убийц, пыточников-профи. 

__________________________________________________

                   В общем такое вот снилось в кошмаре. Думаю, многих такое развлечёт, позабавит. Нууу..ничего нового в этом нет. Каждый, каждая выбирает сам/сама, как обычно.

Error

default userpic
When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.